c95c898138c3ffb2dbc96d021924b404.jpg
c7e865eb6a81c9f7c150b61b19fcf0b0.jpg
5d16f7824881241bd8db0217c6e02f9c.jpg
d3cd67a4133814ab9a45958e3b54e1fd.jpg
e29e22e6a7bfddda304c93e51d4b0bcc.jpg
Отзывы туристов

Коллективная летопись. 2013 год. Тур "Иван Сусанин".

(1 Голосовать)
Автор 
on 02/12/2014

Летопись двух недель одного лета, которые стоили не одного года жизни 

 

Участники похода:

Проводники турфирмы «Иван Сусанин»: Николай и Наталия.


Туристы:

Алексей, Александра,

 

 

 

 

Ирина, Фёдор,

Юлия, Яна.

Кони: Игрун, Джой, Малыш (он же Арчибальд), Алтын, Маугли (он же Муля), Ветерок, Огонёк, Бурка.

Собаки: Лада (она жа Ларочка), Тайга, Пуля, Пыжик.

 

 

 

 

Время и место: с 29 июня по 12 июля 2013 года конный маршрут из деревни Сартачуль до Кузнецкого Алатау (и обратно).

 

День 1. Подъём в юрте. Знакомство. Завтрак. Упоительная упаковка арчемаков. По коням и вперёд.

Поднимаемся на вершину перевала, с которой видны горные хребты Кузнецкого Алатау. «Нам туда», — говорит Николай. Крутой спуск и ровная лесная дорога, вдоль которой растут краснокнижные венерины башмачки. Стоянка в урочище «Бабка Софья» (на карте «Пилорама»). На ужин пришёл Игрун, опалил в костре свою седую бороду и мужественно вынес как насмешки, так и потоки сочувствия. Ирина играет на варгане, ночью поют соловьи.

 

 

 

День 2. Прошли мимо урочища «Конная база». На переправе через р. Береш Бурка упал на колени, попытки встать (незабываемое переживание для всадника) не увенчались успехом, дополз до сухого места, попросил Яну спешиться и встал на ноги — отличный конь! Вдоль Береша подошли к невысокой горе и начали пробивать маршрут. Дорогу наверх Николай знал... Собаки загнали соболя на берёзу, Николай радовался, как ребёнок. Пролетел глухарь. Дорога пошла по чёрному лесу: дремучие пихты, ели, с ветвей свисают бороды лишайников, а вверх тянутся лианы климатисов с нежными белыми цветами. Крутые подъёмы (до абсолютной высоты 966 м) и спуски, коней на некоторых участках вели в поводу. Потерялся и нашёлся Сашин фотоаппарат. Под вечер измождённая группа обессиленных туристов под руководством бодрых неунывающих проводников набредает на избу ореховщиков (не путать с шишкарями!). Беглый осмотр площадки и интерьера избы убеждает проводников в необходимости ставить палатки и закрепляет за избой название «Свинская». Душевный ужин, варган, Фёдор в образе духа леса маячит в кустах в просветах дыма и отсветах пламени.

Саша и Ира кощунственным образом нарушают традиции «Ивана Сусанина» — моют посуду в ночи, вооружившись налобными фонарями. И только ночной дождь разгоняет зарвавшихся туристов по палаткам, ловко установленным на корнях и кочках.

 

День 3. Утром по настоянию Юли Огоньку делают педикюр весьма внушительным инструментом, напоминающим кузнечные клещи. Чего только не найдётся в рюкзаке у Николая! Продолжаем прокладку маршрута, уже через 2 км с жгучей досадой встречаем избу «Культурную» (ИК № 1): уютнейшее место с полуспрятанными в деревьях домиком и сараем, трёхметровой высоты ореховым отвалом и косой на пне. Прошли ещё одну культурную избу (ИК № 2) и таинственные приспособления ореховщиков, на одном из которых был проведён военный совет проводников. На совете аргументам Натальи придавал вес GPS-навигатор, доводам Николая — карта и ружьё. Ирина в роли военкора недолго продержалась на брёвнах, служивших столом. Решили пробиваться вперёд и 2 часа пробивались по девственному болоту и не менее девственной горе. Пыжик и Пуля стали ловить сеноставок в кучках хвои вокруг стволов. Потерялась и нашлась (с помощью GPS-навигатора) Янина панамка. Ночёвка на поляне черемши, кочек и бурелома. В ручейке (притоке р. Урюп) отважная Саша мыла голову. Ночью шёл дождь.

 

День 4. Утром Николай и Алексей ушли на разведку дальнейшего маршрута, упёрлись в болото. Военный совет № 2 решил идти обратно до Конной базы. Зарядивший было дождь, нагнавший на всадников уныние и обрядивший их в дождевики, неожиданно прошёл, едва отряд достиг ИК № 1. Так же неожиданно (как и всё в тайге) выглянувшее солнце не сразу убедило недоверчивых туристов расстаться с дождевиками. Не могли отказать себе в удовольствии наскоро попить чайку на ореховом отвале и поближе рассмотреть нехитрый, но добротный инвентарь ореховщиков: «шишкорубку» и сито. Александра с неподдельным интересом ознакомилась с косой. Лошадей даже не рассёдлывали. Николай и Фёдор в считанные минуты развели костерок прямо на дороге, Алексей запечатлел этот рекорд на камеру. Долгий переход, к концу которого подуставший Ветерок нырнул в лужу с головой, неприятно удивив Фёдора своим внезапным исчезновением из-под него и до слёз рассмешив Николая, любовавшегося происшествием со своего степенного Игруна. На Конной базе нашли деревянного соболька, вырезанного Фёдором в прошлом году. Один из котелков при попытке набрать в него воду из р. Береш вырвался из Наташиных рук и спрятался в двухметровой глубине омута. Водолазные работы, в которых участвовали Наталья, Николай, Алексей и Фёдор, не дали почти никаких результатов, кроме общего охлаждения организмов котелкоискателей. Ночью — мегакостёр, у которого тепло, как у очага. Над головой снуют летучие мыши. Туман над Берешем. На голубом небе показались звёзды. Поют птицы. Обстановка весьма располагала к политическому спору до рассвета, подкравшегося незаметно, — белая ночь. На рассвете заморозок, палатки звенят, как стеклянные.

 

День 5. Утром жара. Возобновляются поиски котелка, но уже на научной основе: эксперимент по затоплению большой кружки с привязанной к ручке верёвкой. Увы! Николай назвал омут Котелковым и по спутниковому телефону заказал новый котелок, обронив мимоходом, что старый вместе с едой утащил медведь, прогуливающийся неподалёку. Эта информация вызвала переполох на Большой земле, и на спасение туристов чуть было не отправились вертолёты МЧС. Наталья подсушила берцы у костра... Заплатка, отрезанная от арчемака, спасла положение и придала берцам неповторимую стильность. Николай за компанию тоже пришил ремень к ружью, а потом выловил-таки из омута котелок! Очень жаркий день. Тучи паутов (оводов) и мух. Кони беснуются, всадники вооружились веточками-отгонялками. Прокладывали маршрут вдоль р. Сухой Береш, сделали крюк по лесу, т. к. не прошли горельники и болота. Продирались по бурелому, неоднократно возвращаясь и начиная новую ветку пути. Ирина озвучила подозрения потерявших ориентир туристов, что их водят за нос по одному месту. Многократно роняли сумки, протискиваясь между деревьями. Ночёвка на склоне Берёзовой горы у безымянного ручья. Лиственный лес, кусты жимолости, травища по грудь. Вечером гудит и потрескивает большой костёр, Николай душевно поёт хит тура «Не для меня придёт весна» и бонус «Запрягайте, хлопцы, коней». Очарование ночи дополняет звезда, спустившаяся на землю и мерцающая в зарослях травы, она приближается к костру, собравшиеся умолкают в ожидании чуда... Ба, да это Александра с налобным фонарём несёт своему Алтыну огромный букет травы с соцветиями оранжевых цветков (туристы назвали её горошком)!

 

День 6. Алтына седлали втроём: Саша обнимала за шею, Наталья и Николай затягивали подпруги, причём Николаю для этого пришлось забраться коню на спину. Лошадяра явно наслаждался всей этой суетой, надув богатырские бока. Вдоволь натешившись, шутник позволил затянуть подпруги. Николай настоятельно рекомендовал Александре больше не кормить Алтына горошком на ночь.

Шли по дороге вдоль р. Юзик. Дорога старая деревянно-каменная, проложенная, видимо, золотодобытчиками лет 50, а то и больше, назад. На удивление, ровная, в некоторых местах обнажаются деревянные конструкции: поперечные и продольные плахи, видны круглые отверстия от шпонок. Николай сказал, что уже несколько лет мечтал пройти по этой дороге. Тайга нашла кость косули, Лада поймала птичку. Было много переправ, на которых Маугли устраивал себе (и Ирине) душ: выберет место поглубже и бьёт копытом по воде. Встретили много сломанных мостов, опасных для коней, но вполне пригодных для собак, хотя собаки предпочли переправляться вплавь. Пуля и Пыжик преодолевали собственный страх, причём простодушный Пыжик не скрывал внутренней борьбы и оглашал окрестности душераздирающим визгом. На стоянке у Непокорённой горы Николай нашёл шерсть косули. Очень красивое место: поляна, отгороженная от дороги кустарником, каменистая гора, рядом река Юзик, порадовавшая нас волнующим вечерним пейзажем: над самой водой парит туман, вода переливается в мягких лучах заходящего солнца, вдали виден полуразрушенный деревянный мостик. Возникла идея назавтра забраться на вершину горы. К сожалению, не вышло по времени, значит, в другой раз!

Ночной костёр был ярким и шумным: сноп искр с треском летел вверх, Алексей с ещё большим треском ломал сухие ветви пихты, заарканив их предварительно верёвкой. Утром выяснилось, что в соседнем дереве — щелевидное дупло с синичатами, которым мама (или папа) носит еду. Как они пережили ночной кошмар, непонятно, но утром продолжили свои семейные хлопоты, не обращая на нас внимания.

 

День 7. Дорога. Перевал. Путь проходил по светлому лесу и по аллее молодых, пушистых нежно-зелёных лиственниц с молодыми ещё не развернувшимися побегами. Невозможно удержаться, чтобы не потрогать их рукой на ходу. Спустились к речке Сарале. Собаки вспугнули лису. Довольный Николай нарёк место Лисьим углом. За рекой — с. Орджоникидзевское, которое неофициально называют Гидрой в память об уже не действующей гидроэлектростанции. Для безопасности местных кур и гусей (были уже прецеденты в Сартачуле) Пыжика, Пулю и Ладу рассадили по сёдлам. Переправа была волнующей — река в этом месте весьма широка, глубока и стремительна, — но прошла успешно. Собаки в сёдлах позабавили даже местных коров, не говоря уже о жителях. Небольшая стоянка у местного магазина, где затарились продуктами и полакомились мороженым. Николай получил достоверные сведения о том, что перевал, через который предполагалось прокладывать новый маршрут, не вскрылся от снега, что необычно для этого времени года и объясняется затяжной холодной весной. Наш караван имел несомненный успех у местных забулдыг и зевак, один из них с восхищением и нескрываемой завистью назвал нас отморозками. На выходе из посёлка Николай обнаружил отсутствие ружья, оставшегося прислонённым к стене магазина. Отряд ждал командира на полянке у озерка. После Гидры шли по чудесным зелёным лугам. Стоянка на ручье, вода всего в трёх метрах от костра. Лесок рядом со склоном, поросшим соснами. Прошёл дождь, выглянуло вечернее солнце, и встала радуга. С поросших хвойными деревьями горных склонов стали подниматься вверх белые струйки тумана, которые сливались в большие и стелились горизонтально. Часть поднявшихся из леса облаков клубилась вокруг неожиданно каменистой горной вершины и придавала её вид действующего вулкана. Стоянку дружно назвали Радужной. Александра при свете костра записывала слова песни «Не для меня», Пыжик не по-собачьи задумчиво смотрел на огонь с видом человека, одолеваемого воспоминаниями.

 

День 8. Пошли на Подвинск по лесной дороге через перевал Долгий лог, с вершины которого впервые увидели снежники. Спустились и пошли по автодороге, по возможности шли кустами. Встретили беседку с шашлыками и отдыхающими, которые пытались покормить собак. Собаки делали вид, что не слышат Наташины команды. Николай пресёк безобразие, ворвавшись в гущу отдыхающих и попрошаек на белом коне с леденящим душу воплем: «Фу!» По дороге встретили «того самого Гарифа»: из тормозящей машины выскакивает мужчина в возрасте и умоляюще басит: «Коля!» Николай снова потерял ружьё, ждали его у озера-карьера. Накрыла гроза, зачёт по скоростной установке палаток под дождём на кочках сдали все! Миниатюрная Юля в мгновение ока срубила топором мешавшую ей ёлочку. Николай с Фёдором развели и привязали коней, натянули тент и ушли через р. Саралу за дровами для большого пионерского костра. Алексей занялся рубкой дров, Наталья — ужином. Из палатки доносился весёлый смех Юли и Иры. Пионерский костёр удался на славу: на верёвочке над костром висит мелочёвка, вокруг столпились туристы и потрясают кто штанами, кто курткой — ни дать, ни взять, торговый ряд, только товар не расхваливают! Носки Яниных сапог после сушки у костра приобрели зубастый вид. Пыжик на пару с Фёдором медитируют у костра.

 

День 9. Утро большого купания. Наташа и Саша — в карьере, Ира — в Сарале. Сарале приглянулся Ирин тапок, второй пришлось предать огню. Небольшой переход через Главстан и Приисковый. Наши продукты обгоняют нас и увозят с собой Наташу! Алексей потерял шляпу и отправился её искать пешком: «Так быстрее». Ждём около очередного котлована. Увы, пропала шляпа! Езда по дороге с воплями: «машина сзади», «машина спереди», «прижимаемся влево», «прижимаемся вправо». Малыш, которого Алексей переименовал в Арчибальда, испугался машину и завертелся на узкой дороге между горой и обрывом. Николай командовал прижиматься к краю с обрывом, Алексей протестовал. Разграбление собаками помойки. Свернули вправо с дороги, ведущей на Ивановские озёра, и вот она долгожданная Альпийская стоянка на лугу с жарками, водосборами, синюхой, лютиками, фиалками, по которым жалко ходить! Вот и наша Наташа с роскошным обедом, переходящим в не менее роскошное чаепитие. Вечером Наталья ведёт отяжелевших туристов в горы. Видели свой лагерь сверху, в двух козявочках опознали Игруна и Малыша. Полюбовались на указатель: «Заповедник Кузнецкий Алатау. Нахождение запрещено». Набрели на удивительную полянку: в середине лежит снег, по краям снег сошёл, но растений ещё нет, всё это окружено густой карликовой берёзовой рощицей с волнисто-искривлёнными стволами, утопающими в густой зелёной траве. Юля и Наташа играли в снежки. Изменили направление. Вспугнули каменную куропатку, тяжело поднявшуюся в воздух и пролетевшую над нами низко и медленно. Пыжик и Пуля резвятся на снежнике, из которого берёт начало горная речка. Юля обращает внимание на цветочки горечавки (голубые колокольчики, растущие вверх, на очень короткой ножке): если съесть такой цветочек, то целый год не будет болеть горло. Ну конечно, съели по цветочку, а кто и по два! Поля фиалок! Достигли вершины 1400 м, с которой открывается величественный вид: череда горных хребтов, по мере удаления от наблюдателя становящихся всё более призрачными и на горизонте сливающихся с бескрайним небом. Алексей запускает сигнальную ракету. Возвращение в лагерь.

 

День 10. Чудесное утро после ночного дождя. Завтрак. Выход в горы под предводительством Николая. Фотосессия в необычном месте: горный ручей вытекает из-под снежника, ещё не растаявшего и висящего над водой на расстоянии одного метра. Брызгами и испарениями вдоль каменистого русла ручья в снежном перекрытии — зигзагообразная проталина, сужающаяся вверх по течению, прерывающаяся и заканчивающаяся отверстием, в которое вполне можно просунуть голову. Подъём. Чередование ям разной глубины, видимо, разработки старателей. Встретили остатки сгоревших триангуляционных пунктов. Дошли до места, откуда видно нижнее Ивановское озеро, да и вообще открывается величественная панорама. Каменная куропатка подпустила на расстояние фотоснимка, дала сигнал тревоги и с двумя птенцами улетела. Тундра. Всё карликовое: кедрики, пихточки, берёзка, брусничка. Мягкие пружинящие ковры из мха и лишайника скрипят под ногами. Алексей установил штатив и отвёл душу фотосъемкой. «Взлетает красная ракета!» Обед на камнях, покрытых лишайниками. Пришлось отказаться от большого перехода к месту, с которого видны остальные Ивановские озёра: оттуда надвигалась гроза. Прошли ещё немного. Вид на бескрайнюю горную цепь, слегка затуманенную дождём. Поближе — действующий горнолыжный курорт: видны лагерь, трасса, движущаяся точка — человек, поднимающийся на подъёмнике и спускающийся на лыжах по трассе. Обратно убегали от дождя. Николай прихватил с собой на дрова какой-то сушняк в виде оленьих рогов, Фёдор тоже не смог пройти мимо какой-то палки. В лагере пылает костёр, ждёт каша и чай — Саша и Ира не ограничились мытьём посуды от завтрака, но где они нашли дрова?! Проливной дождь откладывает ужин и загоняет всех в палатки. К вечеру дождь проходит, ужин под тентом, все тёплые вещи — на себя. Ожидается заморозок. Николай пошёл на поиски дров и не вернулся. Алексей пошёл на поиски Николая и не вернулся. Фёдор пошёл на поиски… Даже Саша исчезла с курумника. Таким образом, пропали все, кроме Яны, которая грела у скудного костра пятки и писала летопись. Вернулась взволнованная Наташа, схватила топор и убежала, но Яна — человек не любопытный.

Впоследствии выяснилось, что Николай нашёл остатки печи (возможно, золотоплавильной) и заразил остальных археологическим безумием. Поскольку никаких копательных инструментов (кроме топора) не было, раскопки производились вручную: копатели в состоянии крайнего возбуждения рыли землю голыми руками и издавали нечленораздельные возгласы при обнаружении находок, некоторые из которых становились копательными инструментами. Во всяком случае, никому из копателей не было холодно.

 

Результаты раскопок:

1) 3 гвоздя;

2) полоска железа 0,05х0,40 м;

3) 3 фрагмента направляющей от заслонки;

4) ПНН (предмет неизвестного назначения), предположительно, ручка от ковша 0,50х0,30 м.

В результате присоединения к раскопкам Наташи были найдены дополнительно:

5) рама для дверцы заслонки («ожерелье удачи»);

6) фрагменты стекла толщиной 3 мм великолепного качества, прозрачного, бесцветного;

Объединёнными усилиями были извлечены из земли:

7) кирпичи (75 шт. 0,20х0,10х0,05 м) красной глины, закопченные с одной стороны. На правой стороне кирпича встречались цифры «6» (или «9») и «5», нацарапанные до обжига. Большинство кирпичей отлично сохранили свою прочность. Между собой кирпичи соединялись глиной, которая была доставлена, по-видимому, из другого места. Встречались неформатные кирпичи 0,20х0,15х0,05. Были обнаружены кирпичи, побеленные извёсткой 3—4 мм, что позволяет предположить, что печь белили 3—4 раза. Назначение печи неизвестно.

При попытке определить возраст данной конструкции с помощью приглашённого специалиста-почвоведа (Фёдор) «по толщине гумусового слоя и видовому составу растений, а также наличию специфических для данной местности видов» комиссия пришла к выводу, что данному сооружению от 100 до 120 лет.

 

День 11. Начало обратного пути. Видели остатки печей на склонах вдоль дороги. В посёлке Приисковый отбивались от поклонников Тайги и от молодого жеребчика, собравшегося идти с нами. Перед Главстаном Алексей нашёл потерянную шляпу. В Главстане Тайга отвергла красивого жениха. Один лаечный поклонник увязался, прошёл за нами до стоянки около 8 км и устроился на ночлег в кустах к ужасу Наташи, которая совершенно не нуждалась в пятой собаке, поселившейся в Сартачуле. Стоянка в лесочке на р. Левая Сарала у впадения её в р. Сарала. Николай, Алексей и Фёдор пошли за водой и обнаружили свежие следы медведя. Решено было ходить к воде длинным (500 м), но безопасным (по дороге) путём, который приводил к бетонному мосту. Рядом видны остатки деревянного моста: опоры в виде срубов, набитых землёй. В непосредственной близости от стоянки находятся остатки теплостанции 40—50-х годов 20 века. Глухари. Николай и Фёдор ходили на охоту, слышали шум, производимый каким-то большим животным, возможно, медведем.

 

День 12. Возвращались по дороге мимо Радужной стоянки. Начались покосы, видели трактор с косилкой за работой. Закончив работу, он обогнал нас, обогатив воздух выхлопными газами. При подходе к Орджоникидзевскому собаки выгнали из ельника молодого бычка, который подбежал за защитой к коням (а, может, к людям) и жалобно замычал. На зов прибежали три коровы внушительного и решительного вида. Наш конный отряд спешно ретировался. Три коровы плечом к плечу некоторое время сопровождали нас.

В Орджоникидзевском за нами чуть не увязался вороной жеребец. С переправой через Саралу справились все, даже собаки. Кратковременная остановка на Лисьем углу, долгий подъём, перевал, стоянка у ручья. Вечер воспоминаний: лихие девяностые. Алексей пожарил сало на палочке над костром и всё съел сам. Ночью сильный дождь.

 

День 13. К выходу разъяснилось. Солнечный день, воздух после дождя свеж и напоён запахами тайги. Вышли к р. Тяжин, шли вдоль реки. Дорога ровная, лёгкая. Тайга задавила зайчонка и прежде, чем съесть пробежала с ним перед всем отрядом — хвастунья! Днёвка на ручье, костёр, чай, Николай жарит для всех колбасу на прутике. Рассёдланные кони отмахиваются от оводов и мух, некстати появившихся. Долгий переход до стоянки на ручье Полтайга (на карте Подтайга) в урочище Бабка Софья. Всего за 7 с половиной часов прошли 35 км. Стоянка благоустроена: стол из берёзовых стволов, брёвна-лавочки для стола и костра, скульптура — хранитель стоянки «Безумный птиц» (глаза вразбег, чубчик торчком, хищный клюв). Фёдор при походе за водой поймал зайчонка, который выдержал фотосессию, Сашины нежности и был отпущен на свободу в безопасном от собак месте. После ужина Алексей дал прощальный салют (не менее трёх залпов). Ночь была умеренно звёздной: чтобы мы не замёрзли, Бабка Софья набросила над нами кружевное покрывало облаков.

 

День 14. Местами уже узнаваемая дорога в Сартачуль. Но и здесь не обошлось без приключений. В чёрном лесу Николай подстрелил глухаря, но тот убёг. Собаки не стали его преследовать по неопытности, поэтому в поиски включились, кроме Николая, Наташа, Саша, Алексей и Фёдор. Видимо, это было очень увлекательно, потому что они скрылись из виду и не скоро вернулись, обескураженные неудачей. Ира, Юля и Яна в компании восьми непривязанных коней, торопящихся домой, тоже испытали некоторое внутреннее волнение. Крутой подъём (две недели назад он был крутым спуском) — бедные кони! В светлом лиственном лесу зацвели лилии: шестилучевые жёлтые звёздочки как будто светятся в тени берёз на сочно-зелёной траве. Кони спешат домой и подпрыгивают на ходу от нетерпения. На подходе к Сартачулю Тайгу встречает старый лаечный приятель Персик. Вот и знакомый двор, неужели мы уезжали отсюда всего две недели назад?! Привязываем коней к забору. Юля сберегла для коней буханку хлеба, угощаем всех. Баня!!! Роскошный прощальный ужин в мегабеседке за круглым столом, спасибо Наташиной маме! Николай объявляет о торжественном выпускании коней (правда, не всех) на волю. Бывший всадник отвязывает верёвку, Николай за ошейник выводит коня за ограду — свобода! Алтын и Ветерок предварительно вываливаются в грязи ближайшей лужи, остальные сразу дают газу, причём в обоих смыслах, и уносятся вдаль. Там вдали кони радостно приветствют каждого нового счастливчика, резвятся и играют, затем небольшой табунок с топотом, от которого дрожит земля, несётся к нам и останавливается перед оградой. Морды у всех довольные и доверчивые: они прибежали разделить с нами свою радость. Юля, занимавшаяся конным спортом, говорит: «Какие здесь удивительные кони!» И это правда: свободно пасущиеся в тайге, приходящие зимой за овсом, видевшие от человека только добро, заботу и помощь, они добры и доверчивы и при этом не лишены каждый своей индивидуальности, могут беззлобно покуражится над всадником, но в трудной ситуации самоотверженны и надёжны.

Расставаться жалко до слёз. А впрочем, до новых встреч, сподвижники!

Последнее изменение Среда, 21 Январь 2015 00:55

Мы на Facebook

Новые статьи на сайте