c95c898138c3ffb2dbc96d021924b404.jpg
c7e865eb6a81c9f7c150b61b19fcf0b0.jpg
5d16f7824881241bd8db0217c6e02f9c.jpg
d3cd67a4133814ab9a45958e3b54e1fd.jpg
e29e22e6a7bfddda304c93e51d4b0bcc.jpg
Отзывы туристов
Super User

Super User

Туры 2017 года

Опубликовано в: Новости

В связи со стройкой базы в 2017 году туров "Кузнецкий Алатау" и "Семиозерье" не будет. Туры выходного дня планируются на каждые выходные,  с 27 мая по  октября. Также будут проводиться 5-дневный тур "Сутколь" и 7-дневный тур "Вершина Береша"

Жеребята 2016

Опубликовано в: Новости

24.05.2016 У нас пополнение! Уже родилось 5 жеребят. В этом году решили называть жеребят драгоценными камнями. Ну а первая кобылка, родившаяся 27 марта в день рожденья нашей фирмы была названа Марусей. Помните советский мультик про лошадку Марусю? Вот и у нас теперь есть лошадка Маруся...

 

Маруся

 

 

Рубин

 

 

Сапфира

 

 

Жемчужина

 

 

Янтарь - родился сегодня, 24 мая, 3 часа назад.

 

 

Туры 2016 года

Опубликовано в: Новости

24.05.2016 Летом 2016 года будет только один тур. Это будет 15-тидневный тур "Кузнецкий Алатау". Успевайте записываться, максимальное количество туристов в группе - 8. Предварительно записалось уже 4 человека.

Такая ситуация связана с тем, что мы начинаем строить базу отдыха (казацкий хутор) с конюшней на берегу таежной речки Инзиюл. К концу лета мы хотим перебраться туда вместе с табуном. У нас появятся новые интересные туры, а в уже существующих немного изменится нитка маршрута. Также будут туры с радиальными выездами с проживанием в домиках на базе. Тур состоится с 27 июня по 11 июля.

Тем, кто с мечтами о Турции на устах упорно приезжает поддерживать численность кровососущих насекомых сибирской тайги, ПОСВЯЩАЕТСЯ.

Люди и кони:

Проводники турфирмы “Иван Сусанин”: Николай на Тамерлане и Наташа-большая на Джое.

 

 

 

 

 

 

 

Туристы: Александра на Алтыне, Наташа-маленькая на Игруне,

Ирина на Маугли (можно просто Муля), Надежда на Огоньке,

 

Юля на Ветерке, Яна на Бурке.

Собаки: Тайга, Лада (в узком кругу — Ларочка), Пуля, Пыжик, Баксик.

 

Описываемые скитания продолжались невыносимо мало: с 6-го по 20 июля 2015 года. Начались и закончились они в деревне Сартачуль Шарыповского района Красноярского края.

 

День 1 — подготовительный (6 июля, понедельник)

Ночёвка в юрте и в доме. Всю ночь льёт дождь. Подъём, радость встречи со старыми знакомыми и знакомство с новыми (Надя и Наташа-маленькая). Привязанная Тайга кидается Ире на грудь: она знает, к чему этот наезд городских тёток в штанах. Пуля и Пыжик завывают в вольере. Лада встречает нас более сдержанно: хвостом повиляла, но, услышав голос Александры, скрылась в своей будке. Баксик и вовсе облаял из-за кустов.

После завтрака сходили на озеро Большое, полюбовались на стадо коров с телятами: ухоженных, упитанных, изысканных мастей.

Обед в большой беседке с необъятным столом заканчивается чаепитием с до неприличия вкусным бананово-клубничным пирогом. Пора заняться делом: Саша, Надя и Наташа-маленькая склеивают карту из отдельных листов, совместить которые удалось только при помощи Наташи-большой. Начавшийся дождь вынуждает их перенести занятия кружка “Умелые ручки” со стола в беседке на пол в кухне. Остальные заняты на веранде не менее увлекательным делом — пересыпанием сыпучих продуктов в бутылки. Фракция некоторых сыпучестей явно не соответствует возможностям воронки. Наконец, карта склеена и тщательно заламинирована скотчем, продукты разделены на кучки и начислены туристам, арчемаки запакованы. Приезжает Николай, отъезд отменяется: ждём, когда подсохнет дорога. Распаковка арчемаков, баня, ужин.

 

День 2 — “трогательный” (7 июля, вторник)

Повторная упаковка арчемаков. Умиротворённые овсом кони взнузданы и засёдланы. Ира с Юлей решают, как различать Маугли и Ветерка, которые за 2 года подрастеряли значительную часть своих яблок и побелели, а Муля ещё и раздался вширь. Пришли к мнению: различать по попам (там уцелело больше всего яблок: у Мули серых, у Ветра коричневых).

Нас пришли проводить два очаровательных соседских телёночка с мягкой шёрсткой и шершавыми язычками.

Взлезаем в сёдла при помощи различных возвышений: неспортивно, зато надёжно.

Тронулись! Уходим без Коли: он догонит нас на первой стоянке вечером или утром на Тамерлане и с завозным конём Каем, который облегчит участь наших лошадок и понесёт в своих сумках часть продуктов. При выходе из Сартачуля собаки устроили трёпку местному псу, выразив таким образом свой восторг по поводу обрушившейся на них свободы.

Погода прекрасная, дорога лёгкая — знай себе наслаждайся свежим воздухом, видом зелёной травы и листвы, покачиванием в седле и ожиданием новых впечатлений. Стоянка в урочище Бабка Софья знакома с прошлого похода. Благоустройство (в виде стола, лавочек-брёвнышек и скульптуры “Безумный птиц”) цело. С натугой вспоминаем, как рассёдлывать коней и устанавливать палатки.

Как и прежде щедр широкий и холодный ручей Полтайга, в котором Надежда умудряется даже принять ванну.Всё также крепок и дыряв мостик, с которого удобно и напиться, и умыться, и набрать воды в тряпичные вёдра. Первый костёр этого похода, после ужина долго сидим около него и ждём Колю, так и не дождавшись, уходим спать. Ночью собаки пару раз репетируют торжественную встречу Николая, на роль которого выбирается то Маугли, то Ветерок. После внушения от Наташи-большой репетиции прекращаются.

 

 

День 3 — отдыхательный (8 июля, среда)

После завтрака приехал Николай, уставший, приболевший и слегка озверевший. Выехать он смог только в 3 часа ночи и часть дороги подбирал и снова закидывал то и дело падавшие с Кая сумки, после чего повесил их на Тамерлана. Такое решение хоть и увеличило среднюю скорость движения, но особой резвости Тамерлану не прибавило. Хруст, с которым привязанный неподалёку Тамерлан жадно уминает траву, слышен во всех палатках. Красивый молодой жеребец, ласковый и общительный. В походе у него самый трудный жребий — идти первым, а он самый худой — рёбра видать.

Коля ест и идёт отсыпаться. Ясно, что сегодня ночуем здесь. Саша распаковывает арчемаки и снова ставит палатку — таков бывает удел передовиков. Открывается кружок “Кройки и шитья”: новые брезентовые уздечки срочно нуждаются в починке. Ирина с Юлей придумывают конструкцию соединения, и умелые Иринины ручки воплощают её в жизнь. Колина голова появляется из палатки — атаман искренне удивляется, почему у нас не собраны арчемаки. Убедившись, что никто не собирается трогаться сегодня в путь, Коля занимается нашей политической и боевой подготовкой.

Для начала изучаем карту, затем Александра с присущей ей жаждой познания участвует в мастер-классе от Николая “Чистка стволовой части ружья”. А на заготовку дров Саша с Наташей-маленькой отправляются уже самостоятельно, валят сухостоину и торжественно доставляют к костру. Яна разделяет их триумф, присоседившись у тонкого конца ствола. Ира запечатлевает на фото радость лесовалов и озадаченное лицо Николая, обеспечившего остальные дрова. Саша, которой даже в походе не удаётся забыть, что она врач, выдаёт Коле антибиотик из своей походной аптечки. Походные метаморфозы: строгий проводник становится послушным пациентом, а озорная туристка — бесстрастным доктором. Ночью идёт дождь и поют птицы.

 

День 4 — волнительный (9 июля, четверг)

Уже в сёдлах с замиранием сердца наблюдаем родео: Кай не даёт накинуть на себя сумки, отскакивает, встаёт на дыбы, словом, козлячит. Николай догадывается, что прошлой ночью сумки падали не от неловкости Кая, а совсем даже наоборот. Снова Тамерлан везёт четыре арчемака и Колю с рюкзаком и ружьём, а завозной конь идёт за ним на верёвке. Не успели далеко отойти от стоянки, как Каю захотелось полной свободы, он вырвался от Николая и внёс смятение в наши ряды. С немалым трудом и нелестными эпитетами в свой (и в наш) адрес Кай был изловлен, рассёдлан и торжественно изгнан Николаем из табуна. Седло и потник Коля упаковал в полиэтиленовые пакеты и спрятал. Пока он возился со своим кладом, грузовой конь с невинным видом подошёл к нам. “Никто тебя не любит!” — объявила ему Наташа-маленькая. Кай ничуть не смутился и, когда снова тронулись в путь, втесался в строй перед ней. В строю Кай мешает, задерживает движение, перестраивается и всячески разлагает дисциплину. Его приходится окрикивать и шлёпать. В воспитательных целях Наташа-большая сообщает коням, что непослушные кони идут на колбасу, и грузовой конь получает прозвище Кай-баса. Попытки не пустить его в строй после очередной самоволки он ловко преодолевает, находя слабые места, например, перед Буркой.

Вскоре попадаем под очарование местности. Дорога чудесная с плавными подъёмами и спусками, открываются панорамы с горами, несколько подпорченными горельниками на переднем плане. Высоченные травы по обеим сторонам тропы создают ощущение, что кони плывут в море зелени с разноцветными островами: жёлтыми от девясила, розовыми от иван-чая, синими от дельфиниума. Поля иван-чая великолепны. Всё чаще встречаются кусты жимолости, ягода горькая, недоспелая, но всё равно хочется сорвать ещё.

Стоянка на горе Вершина Миткейки, в аккурат на том месте, где два года назад Алтын объелся “лошадиного горошка” и был с трудом засёдлан. Наташа-большая разболелась совсем, как и в прошлом походе на этой стоянке. У Александры прибавляется ещё один пациент и исчезает стратегический запас антибиотиков. Николая доктор относит уже к выздоравливающим. Ещё один мастер-класс от Коли — “Рябиновый костёр”. Сухая рябина горит ровно, совсем без искр и даёт равномерное тепло печи и мягкий свет ночника.

 

День 5 — полупоходный (10 июля, пятница)

Спуск с горы Вершина Миткейки. Дорога вдоль притока реки Юзик, а потом вдоль самого Юзика. Красивый участок дороги между склоном и обрывом к текущему внизу Юзику — мелкому, с каменистым дном, каменными отмелями и перекатами. Собаки по очереди таскают кость косули: тяжёлая, но не бросать же такое добро! Дальнейшая дорога хороша для туристов, но не нравится коням — камениста. Стоянка-привал на Юзике, после перекуса с чаем перешедшая в ночёвку. Относительно тёплая вода заманила некоторых купаться — кого частично, а кого и целиком. Прекрасное место для лагеря: палатки и костёр совсем рядом с рекой. Юзик здесь делает поворот, и с широкой усыпанной камнями отмели можно любоваться и спокойными участками его течения, и играющими на солнце водопадами и перекатами. Вода прозрачная, видно, что на камнях живут водоросли, а вся река густо населена мелкими речными животными и насекомыми. Ещё раз изучаем карту: Николай водит по ней пальцем, туристки морщат лобики и задают умные вопросы. Николай и Надежда заготавливают дрова. Ещё один мастер-класс от Николая — вкуснейший борщ, чудо кулинарного искусства. Надя лечит Наташу, предварительно искупавшуюся в Юзике, народными средствами: горчица, нагретый в костре камень, леденец из жжёного сахара. Засиживаемся допоздна у большого костра, чаёвничаем. Нехотя идём спать. В палатках слышен шум реки и Наташин кашель.

 

 

День 6 — золоторудный (11 июля, суббота)

Дождливая ночь и мокрое утро. Ира вместо Маугли приводит седлаться Ветерка. “А это, однако, не Муля!” — говорит она, рассмотрев его с нужных сторон. Александра энергично делает Алтыну массаж боков, он с интересом наблюдает за процессом, повернув голову. Наташа-маленькая с гордостью демонстрирует прекрасную кавалерийскую выправку и длинную хворостину для Кая.

Едем вдоль Юзика вверх по течению, то почти рядом, то высоко над ним. Он по-прежнему прекрасен: широк, мелок, каменист, прозрачен, богат перекатами и отмелями. Простившись с Юзиком, идём к золотым рудникам по дороге. Первый не работает — суббота. Встречаем заброшенные и жилые посёлки золотоискателей. Места отдыха (скамейка и урна в живописном месте у ручейка), новенькие дорожные знаки, таблички “Опасная зона” и плакаты: “Осторожно с огнём в лесу!” Проходим последний шлагбаум под строгим взглядом охранника, в вольерах лают басом две азиатские овчарки.

 

С дороги сворачиваем в лес. Буйный подлесок, невероятных размеров пучка — конь может откусить только треть листа — и другие травы. Кони утопают в зелени, над которой возвышаются только головы всадников и синие пирамидки дельфиниума. Дорога хоть и по лесу, но лёгкая в отличие от первой части — каменистой (особенно, если идёшь в конце строя по проложенной другими тропе). То и дело моросит дождь.

Стоянка на лесной полянке на ручье Уштыгей (Трёхглавый). Рядом вывороченное дерево, в яме под его корнями собаки охотятся на сеноставок под звуки Ирининого варгана. Рождается термин “Каевы сумки”, а с ним и миф о том, что там лежит всё, чего не удалось найти в других сумках. Эти волшебные закрома днём тащит Тамерлан, а на ночь они прописались в тамбуре Сашиной палатки. Ужин под дождём, продолжающим моросить всю ночь.

 

День 7 — пробивательный (12 июля, воскресенье)

Пробивка участка маршрута вдоль (и поперёк) реки Бобровка. Встречаем лабаз браконьеров — охотников на марала. На месте их стоянки переходим три раза реку Бобровку, на перекатах которой плещутся хариусы. Какое-то время движемся вдоль реки по дремучему лесу. Ели, обвешанные бородатыми лишайниками, протягивают свои сучья к нам и нашим сумкам отовсюду: сверху, сбоку, снизу (что особенно коварно). Сумкодёр и стременопад. Коля то и дело спешивается и что-нибудь к кому-нибудь привязывает. Крутой спуск к реке, кони в поводу. Вид сверху великолепен и суров. Снизу доносится шум реки и Колины ободряющие крики. То переходим реку, то идём прямо по её руслу вдоль течения, обходя нависшие стволы деревьев. На очередной переправе изрядно уставший Тамерлан упрямится. Коля снова и снова разворачивается и посылает коня вперёд, но Тамерлан каждый раз останавливается у реки как вкопанный. Наташа-большая пытается вразумить его с помощью ивовой ветки — Коля разражается саркастической тирадой. Александра приводит более веские аргументы: верёвка и свой зычный голос. Через каких-нибудь полчаса Тамерлан следует за Колей в поводу. Выходим на дорогу, усыпанную брёвнами, уставленную деревьями и щедро увлажнённую. Зато погода сухая и тёплая. Пыжик по дороге съел соболя, степень свежести которого установить не удалось. Когда у Тамерлана случается очередной приступ непослушания, Коля кусает его за ухо, чем окончательно убеждает в своей правоте. Стоянка над ручьём. Николай в очередной раз высказывает свои опасения по поводу нашего аппетита и количества оставшихся продуктов. После ужина производим учёт: самый дефицитный продукт — хлеб, а всего остального вдоволь (особенно овсянки). И чего он нас пугает? Неужели мы заблудились?

 

День 8 — радостный (13 июля, понедельник)

Утром продолжил свои занятия кружок “Кройки и шитья”: Юля, Ира и Яна ремонтируют арчемаки. Разбираем часть содержимого “Каевых сумок”, которые, однако, не прекращают своего существования до конца похода и щедро дарят последнюю надежду ищущим. Наташа-маленькая зовёт на помощь: Тамерлан запутался в верёвке и чуть не задохнулся. Николай, Наташа-большая и Надежда спасают уже хрипевшего коня.

Продолжаем наш путь по светлому лесу. Укушенный каким-то насекомым Алтын внезапно отпрыгнул вправо, Александра катапультировалась влево. Мягкая полянка смягчила падение, а Сашин взвизг испортил Надежде видео, задуманное прекрасным и умиротворённым.

Добиваем маршрут по горе Обходной. Обошли курумники, идём в полгоры и по вершине. Дорога, не в пример вчерашней, — лёгкая и красивая. Поляны с синей дымкой дельфиниума, окружённые высокими стройными елями, лесные участки с подлеском из удивительного ажурного папоротника, горы в синей дымке вдали, на переднем плане — уходящий вниз склон, заросший травой, которая скрывает коня с головой. И повсюду — радующие глаз пирамидки дельфиниума с синими, словно светящимися изнутри цветами. Немного идём в поводу: в траве, верхушки которой покачиваются высоко над нашими головами, чувствуем себя лилипутами. Гор не видно, только полоску неба. В седле как-то веселее! Изредка встречаются саранки и жарки. Очень много черемичной травы (местное название — купёна), особенно на нашей стоянке. Благодаря специфическому запаху купёны это гостеприимное место получило название “Вонючая полянка”. День выдался жаркий, всем хочется пить. Ручеёк совсем рядом со стоянкой, вода очень вкусная, особенно если пить с ладошки. Место для костра под большой раскидистой рябиной, уютное, располагающее к вечерним посиделкам. К сидящим у костра традиционно присоединяется Пыжик. В этот раз он впадает в состояние транса, прильнув к Саше, которая настойчиво советует ему поохотиться на нажористых хорьков, наверняка обитающих в здешних местах. Ясное небо, звёздная ночь. Саша, Наташа-маленькая и Яна засиделись допоздна и ушли спать только после того, как нашли Большую Медведицу на её обычном месте.

 

День 9 — травматический (14 июля, вторник)

Уже утром становится ясно, что день будет жарким и богатым мухами. Николай обрызгивает коней средством от оводов. Ирина обнаруживает, что неизвестный зверёк перегрыз подпругу её седла и съел сыромятный ремешок, которым привязывалась к седлу верёвка. Подозрение падает на нажористых хорьков, охотой на которых пренебрёг Пыжик. К счастью, у проводников есть запасные подпруги.

В самом начале пути Тамерлан попадает передними ногами в скрытый высокой травой шурф золотоискателей, и Николай расцарапывает нос об уздечку. Вид окровавленного атамана впечатляет…

В пути уже встречаются синие водосборы и поляны маральего корня. Редкие берёзы имеют искривлённые стволы, зато кедры, растущие в некоторых местах, даже на скальных выступах, великолепны и нередко причудливо многоствольны. Опять подлесок из папоротника, дельфиниум и пучка. Участок тропы, идущий по поляне с мягкой травой, быстро заканчивается и сменяется каменистым грунтом, заросшим травой. Коням тяжело идти. На каких-то участках спешиваемся и ведём коней в поводу.

Ветерок, с самого начала раздосадованный оводами, чешет брюхо о маленькие ёлочки и то и дело порывается лечь, один раз очень неудачно: придавливает Юле ногу. После осмотра ноги Николаем Юля мужественно садится в седло, Коля привязывает повод так, чтобы Ветер не мог опустить голову к земле и лечь. Но вскоре Юля отвязывает повод. На особенно крутом склоне, ведущем к ручью Александровский ключ, коней приходится предоставить самим себе, а туристам — спускаться пешком, цепляясь за пучки травы, перешагивая брёвна, наступая на неустойчивые камни. Спуск очень оживляет весельчак Кай, внезапно врывающийся в и без того неуверенный строй или резво выскакивающий из него. Он уже получил новое прозвище Кай неприкаянный. Награда за спуск — тёплые воды Александровского ключа, к которым припали усталые путники, а Александра даже совершила омовение.

Переходим ручей и углубляемся в лес. На небольшом привале (Николай выбирает маршрут) кони дремлют, прикрыв глаза и кивая головами, — устали. Снежники, в начале пути видимые издалека, на каждой вновь открывающейся панораме — всё ближе и ближе. Особенно маняще выглядят они на нашей стоянке, которая имеет только один недостаток — отсутствие воды. Русла ручьёв видны по характерным растениям, но вода ушла под землю. Николай находит ключ и выкапывает небольшой колодец, в который понемногу натекает вода. Из-за состава почвы, которую, кстати, копытят и лижут кони, вода слегка мутная, но холодная и вкусная. На удивление тёплый вечер. Где-то громыхает гроза. Ночью Кай бродит вокруг палаток, смачно хрустит травой и протяжно пукает.

 

День 10 — триумфальный (15 июля, среда)

При седловке обнаруживается, что у двух сёдел отгрызены подпруги, а у третьего — съеден сыромятный ремешок. То ли нажористые хорьки кишат здесь кишмя, то ли они следуют за нами с предыдущей стоянки, созывая по пути сородичей. Версия “это собаки!” с возмущением отвергается Наташей-большой при поддержке биолога Надежды: не тот прикус, не достаточно обслюнявлено и т.п. Всё же собакам выносится строгий выговор за попустительство хорькам.

После починки (лимит запасных подпруг исчерпан) — в путь. По лесным полянам выходим на дорогу. Слева течёт река Левая Сарала, несколько раз переходим её каменистое русло. С каждым шагом вожделенные снежники всё ближе, поляны водосбора всё гуще. Кай с восторгом выскакивает из строя и под завистливые взгляды других коней валяется на густой зелёной траве. Опять встречаются берёзы с искривлёнными стволами, отливающими коричневато-белым шёлком. Цветёт рябина! И вот они горы — справа совсем близко, с блестящими на солнце снежниками, но не на вершинах, а на склонах во впадинах. Длинный подъём (тягун) по открытому пологому склону. Позади нас открывается волшебно красивая панорама горных вершин и хребтов, по некоторым из которых мы пришли сюда. Пейзаж изрядно портят золотоискательские выработки: длинные канавы вдоль склона с отвалами по краям, по дну канав бегут ручьи. Кони дышат тяжело. Спешиваемся и идём в поводу. Ноги то пружинят на мягком мху, то скользят на камнях, то утопают в мокрой земле, поросшей длинной узкой травой дивной красоты. Останавливаемся на поляне под названием Трансвааль. Поляна находится на вершине горы — 1200 метров над уровнем моря. Ровное место с прекрасными видами во все стороны, полянами водосборов и огоньков и с редкими островками низких (с человеческий рост) угнетённых пихточек — проблема с дровами и коновязью. Рядом со стоянкой — красивый ключ, превращающийся в ручей с каменистым дном, заросшими берегами и живописными мшистыми кочками.

Еле успеваем поставить палатки до дождя. Коля добывает дрова (видимо, из-под земли), место для костра уже оборудовано: вкопаны два столбика для натягивания троса для котелков. Основной грозовой фронт проходит стороной. Обед под тентом. Черноголовые чеканы (самец и самочка) щебечут и летают даже под дождём с кормом в клюве: где-то рядом гнездо, его обитатели не могут ждать. Александра приносит жабу с большими печальными глазами. На соседней горе — телевышка, во время обеда все позвонили домой.

Перед сном — небольшая экскурсия на снежник над ручьем. Солнечные лучи выточили в нём своды, достойные средневековых мастеров. На пути к снежнику — поляна жарков, единственная, которую нам удалось застать цветущей в этом походе. Ночью короткая гроза, ливень крупными каплями барабанит по палатке, кажется, что её сейчас унесёт или пробьёт, но наши уютные и надёжные домики с честью выдерживают удар стихии.

 

День 11 — забросочный (16 июля, четверг)

С сожалением покидаем нашу высокогорную стоянку и держим курс на реку Избас через перевал, куда нам должны подвести продукты. В скором времени Наташа спешивается и уходит встречать уазик с продуктами. Огорчённые собаки и весёлый Джой идут с нами. На каменистых спусках вели коней в поводу. Неугомонный Ветерок наступает Юле на ногу, получает сдачу и становится кротким, как ягнёнок.

Достигли участка перевала, не освободившегося от снега. Тропа проходит по склону, верхняя часть которого усыпана камнями, а нижняя, уходящая в долину, — покрыта травой и цветами. Через долину — горы: без деревьев, зелёные от травы, со снежными боками. Только перевели коней через снежник, как подъехал уазик. Продукты от уазика к коням решили перевезти на Джое, но он сбежал, бодро топая по снегу под седлом и без узды, от которой ловко освободился. От уазика неслись гневные крики Наташи-большой. Александра и Наташа-маленькая поймали беглеца, но участь транспортного коня досталась бедняге Тамерлану.

Рассовали продукты по сумкам и в поводу тронулись дальше по перевалу. Под ногами жухлая, только что освободившаяся от снега трава. Первые цветы — синие колокольчики, почти без листьев на тоненьких стебельках, очень трогательные в своей хрупкости — пробились между камнями. С перевала видны синие пятна на зелёном фоне — огромные поля водосборов. Спуск в долину, переход через реку Избас и немного верховой езды, кони торопятся к близкой стоянке.

Неподалёку от нашего лагеря находится дом и баня коневодов, а в непосредственной близости — деревянное сооружение, в котором удерживают коней во время подковывания. Окружённая со всех сторон горами обширная долина идеально подходит для содержания лошадей.

Выясняется, что и здесь обмелели ручьи рядом со стоянкой, и за водой надо идти к Избасу. Обе Наташи, Саша и Яна идут к реке самым длинным путём. Наташа-большая набирает воды в ведро и ищет в реке достойную ванну для вечернего купания, Яна умывается, молодые и горячие Саша и Наташа-маленькая решают искупаться прямо сейчас, хотя бы частично. Место для купания они выбрали рядом с дорогой, на которой не замедлила появиться машина с пассажирами мужского пола. Немая сцена: с одной стороны завороженные мужики, с другой — мокрые полуголые девчонки, бросающие в их сторону гневные взгляды.

Праздничный перекус. Солнце жжёт спину, но когда оно скрывается за горой, резко холодает, дует холодный ветер. Очередные проделки нажористых хорьков: у Саши разгрызена уздечка среди бела дня. Под подозрение попал Баксик и был наказан нравоучительной беседой, подкреплённой физическим внушением. В качестве заменителя конной упряжи (идентичного натуральной) собакам были предложены рожки с сайрой в виртуозном исполнении Николая. Ночь звёздная и ветреная. Громко хлопает натянутый над сёдлами тент. Пыжик уснул настолько крепко и настолько близко головой к костру, что пришлось срочно перекладывать его разомлевшее тело, пока не задымились уши.

 

День 12 — пешеходный (17 июля, пятница)

Днёвка, пешая радиалка на Ивановские озёра. Наташа-большая остаётся в лагере. Александра с пристрастием расспрашивает Николая: далеко ли, высоко ли. В ответ: рукой подать, без спусков и подъёмов — по хребтику. До хребтика идём вверх по дороге, на которой встречаем колонну из четырёх квадроциклов. С волнением следим сверху, как квадрики останавливаются около нашего лагеря и скоренько отъезжают — собаки подготовили достойную встречу. Сворачиваем с дороги и идём по камням, скрипучему и мягкому мху, по верхушкам карликовых берёзок. Лакомимся шикшей (стелющийся мохообразный кустарничек с чёрными круглыми ягодками). Около ручейка вспугиваем кулика: надо же нам было перейти в том месте, где сидит не шелохнётся куличонок! Фотосессия под встревоженные папашины крики и полёты. Подходим к первой группе Ивановских озёр. Сильный холодный ветер сдувает мошку. Узнав, что вторую группу Ивановских озёр мы увидим, совершив ещё одно небольшое восхождение, Александра приходит в негодование: “И это называется по хребтику?!” Применив в качестве успокоительного средства крем от загара (наружно), она штурмует последнюю вершину в первых рядах. Поднимаясь по склону, встречаем куропаток: вспорхнувшего самца и самку с выводком. Маленькие птички вспархивают прямо из-под ног. На вершине — низенькая (по пояс) горка из камней, сложенная немногочисленными покорителями. Вносим каждый свой вклад в создание этого памятника человеческой выносливости и любопытства. Заслуженный отдых в красивейшем месте Кузнецкого Алатау, съедаем Сашину шоколадку — и в обратный путь. Пологий спуск в долину лёгок и красив. Поле пушицы: под голубым небом белые пушистые цветы, напоминающие заячьи хвостики на стебельках. По полю не походишь — очень сыро. По мере спуска в долину встречаются и небольшие снежные участки, и ручейки, полянки с фиалками и какими-то ярко-жёлтыми цветами, редкие кустики золотого корня. Умываемся и пьём в красивом ручье с водопадиками и зелёными цветущими берегами.

В лагере Наташа-большая кормит нас вкусным ужином и рассказывает о встрече с квадриками. Неутомимые Саша и Наташа-маленькая пошли обследовать домик и баню, вернулись с трофеем: влажными салфетками “Памперс”, видимо, оброненными квадроциклистами. Эта находка породила множество догадок о назначении этих салфеток и последствиях их утери. Идём навестить коней, на обратном пути грех не захватить сушняк для костра. Николай, как всегда, вносит в заготовку дров решающий вклад.

 

День 13 — жаркий (18 июля, суббота)

С утра жара и мухи. Конная радиалка отменяется. Совершаем небольшие вылазки к ручью. Поим коней. Все места в тенёчке заняты. Лениво наблюдаем, как машины по дороге снуют туда-сюда — суббота. Видимо, есть дорога в объезд снежника.

Мимо нашей стоянки проезжал начальник службы егерей и сообщил между прочим, что мужики в машине, проявившие интерес к купальщицам, были сотрудниками Охотнадзора. Потрясённые увиденным они даже забыли взять с нас штраф за собак и уехали. Такова страшная сила женской красоты.

Уже третий день не даёт покоя блеск у снежника на горе, расположенной с западной стороны лагеря. Он появляется ближе к вечеру в одно и то же время. Выдвигаются версии: от самых прозаических (вода) до фантастических (инопланетяне). Наташа-большая накануне вечером ходила на гору и ничего не обнаружила. Как только стала спадать жара, Саша, Наташа-маленькая, Юля и Яна предпринимают вторую попытку проникнуть в тайну загадочного блеска. В результате обследования склона было сделано два открытия: 1) второй снежник, невидимый из лагеря, 2) обломки лобового стекла снегохода (доставлены в лагерь), которые и отражали солнечные лучи в определённое время суток.


Коротаем время до вечерней прогулки игрой в дурака. Часов в 8 вечера Николай ведёт туристок к озеру, Наташа-большая остаётся в лагере. Собакам велено остаться тоже, но Тайга с помощью хитрого манёвра сбегает и догоняет нас. Саша и Наташа-маленькая едут верхом, остальные пожалели коней. Алтын и Игрун после жаркого дня совсем не рвутся на штурм горы, стоит немалых усилий их уговорить. Поднявшись по склону, выходим на дорогу. Сзади нарастающий топот и тревожное ржание — разбегайся! Кай, обнаружив исчезновение Игруна, которого почитает за старшего, кинулся в погоню. С дороги — чудесный вид на плавные силуэты горных хребтов, мягко освещённых вечерним солнцем. Ближайший холм виден сверху, на фоне зелёной травы — хвойные деревья, одиночные и группами. По своей форме холм напоминает рыбу-кита из сказки о коньке-горбунке, а таинственное вечернее освещение создаёт эффект дыхания живого существа. Сворачиваем с дороги к озеру, которым любуемся сверху. Чтобы спуститься к нему, обойдя курумники, и вернуться в лагерь, нужно больше времени, чем у нас осталось до захода солнца. Солнце уже повисло на вершине горы над крутым склоном, ведущим к снежным озёрным берегам, и бьёт в объективы наших фотоаппаратов. В начинающихся сумерках возвращаемся в лагерь, так и не выяснив, куда ведёт дорога, с которой мы свернули к озеру. На фоне растворяющихся в сумерках гор — сиреневые шапочки маральего корня и голубые колокольчики, ловящие последние солнечные лучи.

Наташа-большая приготовила ужин. После ужина — посиделки у костра с песнями. В воздухе витает предчувствие скорого расставания. Проводники пытаются уснуть в своей палатке, но репертуар туристов достаточно широк и жанрообразен. Огни на горе (автомобилисты или инопланетяне?), посылаем ответные сигналы фонариками. Контакта не получилось (наверное, автомобилисты). Пересчитав звёзды на небе, уходим спать.

 

День 14 — последний (19 июля, воскресенье)

С утра опять жара, чуть смягчаемая лёгким ветерком. Николай, обутый по последней моде в Наташины брезентовые берцы (разница в размере — ничто, имидж — всё!), уходит в посёлок Приисковый за продуктами, надеясь на попутку. Саша, Наташа-маленькая и Надя уходят купаться на озеро, которое вблизи оказывается удивительно красивым и очень холодным. Ира, Юля, Яна и Наташа-большая в тени на ковриках играют в карты, поят и перевязывают коней, хозяйничают на кухне. Возвращается Николай, подвергшийся у магазина нападению двух грабителей, с одним он справился (не без помощи Наташиных берцев), другой сбежал. В рюкзаке у Николая всё необходимое для прощального ужина: пиво, сухое вино, конфеты, шампуры, куриные крылышки на шашлык. К тому же Коля разведал дорогу: уазик завтра сможет подъехать к самому лагерю.

После возвращения купальщиц — обед. В 7 часов вечера Наташа-большая, Ира, Юля и Яна идут разгадывать тайну дороги, идущей мимо озера. Оказалось, что чуть дальше озера она заканчивается, упёршись в гору. Покорение горы проходит по тропе, которой, похоже, пользуются и люди, и звери. Видимые участки тропы прерываются курумниками из крупных, прочно лежащих камней. И вот она — покорённая вершина, 1450 м над уровнем моря. С неё открывается круговая панорама на горные цепи. Очень хочется обернуться большой птицей и парить над всей этой необъятной красотой. Медведь оставил память о своём посещении в виде скромной кучки у тропы, человек — в виде триангуляционного пункта на вершине, от которого, правда, остались уже обломки. Наташа звонит по спутниковому телефону.

Возвращение в лагерь в окружении туч мошек. Коля в сумерках одиноко жарит шашлыки. Саша и Наташа-маленькая катаются верхом. Надежда решила к ежедневной утренней фотоохоте на птичек добавить вечерний сеанс. В результате в объектив попали ничего не заметившие наездницы — вот как ловко маскируются биологи!

Прощальный ужин, последний костёр. Всем грустно, расставание уже не витает в воздухе, а бродит между нами. Не до шуток и не до песен. Под начинающим моросить дождём расходимся по палаткам.

День 15 — прощальный (20 июля, понедельник)

С утра облачно, лёгкая прохлада. Оводы исчезли, мошкара и слепни усилили нападение. Приехал уазик: через перевал в объезд снежника по примеру других камикадзе. Установка чума, стола, кресел, демонстрация газовой горелки и других атрибутов цивилизации. Прощание с конями, многократное... Наташа-большая выделяет на это мероприятие булку хлеба, делим и угощаем всех коней (и некоторых подсуетившихся собак). Диковатый Кай в последнее время стал претендовать на человеческое внимание: подлавливать туристов, навещающих своих коней с лакомством и ласками, и просить почесать ему ушки. Не понравилась, видно, ему оборотная сторона свободы.

Обнимаем Наташу-большую, грузим вещи в багажный отсек уазика и под накрапывающим дождём трогаемся в путь. Сидящие спиной к водителю не отрывают глаз от лагеря и замечают, как распахивается задняя дверь и на дорогу вываливается один из мешков с вещами. Водитель утверждает, что у него это в первый раз. Мистика — вещи не хотят уезжать, а что говорить про нас! На перевале выходим и идём по снежнику пешком, уазик с рёвом исчезает где-то в небе. Надя решила сегодня обойтись наконец-то без резиновых сапог и теперь идёт по снегу в тапочках. Александра тоже штурмует перевал в босоножках. Последние фото на память на фоне гор. Александра организует построение в том порядке, в котором шли на конях, исключая оставшуюся в лагере Наташу и фотографирующего Николая.

Туристы на Ивановские озёра застряли перед снежником. Николай объясняет дорогу. Продолжаем путь на машине. Участники похода 2013 года узнают места и бурно радуются. Многое изменилось в лучшую сторону: реконструируются здания в посёлке Приисковый, отсыпаны и оснащены дорожными знаками уже неузнаваемые автомобильные дороги. В посёлке Орджоникидзевском совершаем налёт на местное сельпо и заедаем горечь отъезда мороженым. Надежду затянула заработавшая сотовая связь, Ирину, как представителя СМИ, неудержимо влечёт к себе доска объявлений. Цивилизация уже протянула к нам свои цепкие щупальца.

По дороге Николай рассказывает нам о незнакомых местах. Останавливаемся у камня с древним стилизованным изображением женщины. Камень окружён оградой, украшенной повязанными ленточками, среди которых есть даже георгиевская. Это место паломничества женщин, просящих о ребёнке. Рядом река, рыбаки в лодках, кружащая над водой хищная птица.

Волнующий переезд через глубокую лужу с кратковременной остановкой на её середине. Александра в босоножках рвётся наружу, думали — толкать машину, оказалось — идти пешком до Сартачуля. На берегах озера Большого “презренные кемпингисты” разместили великое множество палаток всевозможных форм и расцветок и подмножество забавных туалетиков. В том месте, где в начале похода мы свернули в лес, встречаем “Николая” с “Пулей” и “Пыжиком”.

Сартачуль, баня, ужин — Наташин папа, словно фокусник, достаёт одно яство за другим. Прощальные посиделки в юрте. Яна уезжает первой, остальные переночуют в уютной юрте и уедут завтра. Расставаясь, уносим в душе тепло наших костров, заботливость и внимание друг к другу, неизменно побеждающее уныние веселье. А ещё щедрость и гостеприимство тайги, её красоту, которую увидеть и понять можно только, пройдя через все трудности похода.

Но самое сокровенное воспоминание у каждого — о коне. Спасибо тебе, мой конь, за доверие и любовь, возникшие между нами, за лошадиный взгляд на мир, которым ты поделился со мной, за твоё терпение, выносливость и надёжность! Мы ещё встретимся с тобой, и я опять обниму тебя за шею, почувствую твоё большое тепло, твой неповторимый запах, прижмусь щекой к твоей плюшевой морде и попаду под тёплые струи твоего дыхания. Да будет так! 

Путь найден!

Опубликовано в: Новости

03.08.2015 Итак, прямой путь на Трансвааль, что на Кузнецком Алатау, найден! Больше не нужно заходить в деревни, идти по дорогам. Мы пробили маршрут по красивейшим диким местам, где, возможно, уже лет 100 не ступала нога человека. Полный отчет о наших приключениях и фотографии будут позже.

Страница 1 из 16

Мы на Facebook

Новые статьи на сайте